Маркус Ра: не вините мессенджер

фото:Пресс-секретарь Telegram Маркус Ра (Markus Ra) Лента

«Некоторые политики обвиняют инструменты за то, что можно сделать с их помощью» — написал Павел Дуров в своем Twitter. Подробно о том, почему нельзя запрещать бумагу из-за того, что ее можно использовать как режущее оружие, и мессенджеры, потому что ими пользуются террористы — в нашем переводе статьи представителя Telegram Маркуса Ра:

Политики часто пытаются набрать очки, обвиняя защищенные шифрованием мессенджеры во всём плохом, что происходит в современном обществе. Чиновники призывают создать бэкдоры (намеренно оставленные уязвимости) в популярных приложениях со сквозным шифрованием, чтобы «остановить терроризм», пренебрегая при этом тем фактом, что это не может сработать и не сработает. Это хуже, чем бесполезно — такие уязвимости в шифровании дадут хакерамкоррумпированным чиновникам в менее удачливых странах) доступ к данным сотен миллионов законопослушных пользователей. Это также снова сделает возможным неотслеживаемое массовое наблюдение.

Мы часто получаем вопросы от журналистов и простых пользователей о том или ином заявлении ещё одного жадного до власти политика. Этот текст более подробно описывает наш подход к жёстким вопросам коммуникаций террористов и пропаганды в массовых мессенджерах.

Как защищены мои данные в Telegram?

Фото: Секретные чаты в Телеграм
Top Secret Telegram Chat

В секретных чатах Telegram используется сквозное (end-to-end) шифрование, а это значит, что никто, включая Telegram, не может расшифровать данные, которыми обменялись общающиеся люди.

Для защиты данных, не охваченных сквозным шифрованием, Telegram использует распределённую инфраструктуру. Данные облачных чатов хранятся в нескольких дата-центрах по всему миру, которые контролируются различными юридическими лицами под разными юрисдикциями. Подходящие ключи шифрования разделены на части и никогда не хранятся в одном месте с данными, которые защищают. Поэтому чтобы заставить Telegram отдать какие-либо данные, необходимо получить несколько судебных распоряжений из разных юрисдикций.

Благодаря подобной структуре ни одно правительство или блок стран-единомышленников не в состоянии вмешаться в приватность и свободу выражения людей. Telegram можно заставить выдать данные только в том случае, если проблема настолько серьёзна и глобальна, что она смогла пройти барьеры бюрократии одновременно в нескольких правовых системах в разных странах.

А что насчёт террористов?

Давайте теперь посмотрим, как террористические организации могут использовать мессенджеры и, что более важно, что мы можем сделать, чтобы остановить их.

Приватные сообщения

Люди главным образом опасаются, что террористы будут использовать зашифрованные приложения для отправки секретных сообщений для подготовки и координации атак.

Если не изучать тему серьезно, может в самом деле показаться соблазнительным просто запретить сквозное шифрование, чтобы террористы перестали обмениваться закодированными сообщениями. Но печальная правда заключается в том, что это не сработает. Террористы готовы терпеть большие неудобства, чтобы обеспечить безопасность своих сообщений и успешное выполнение задачи, включая крайнее неудобство — смерть. Так что если вы запретите мессенджеры или создадите в них бэкдор, террористы тут же переключатся на одну из следующих тактик:

1.    Создадут собственное приложение. Технология создания зашифрованных мессенджеров общедоступна. Сегодня любой может создать приложение для обмена сообщениями со сквозным шифрованием. У новых приложений вряд ли будет много блестящих функций, и придётся вручную, в обход Apple или Google Store, их устанавливать, но они будут работать. Ходят слухи, что с января 2016 года у членов ИГИЛ есть своё приложение.

2.    Станут использовать закодированный язык. Стеганография — причудливое слово, обозначающее сокрытие информации на виду. Вы можете использовать любой общедоступный или отслеживаемый канал безопасно, если только вы и получатель знаете, что означает «дядя Дэвид собирается завтра идти за покупками».

3.    Прибегнут к другим способам коммуникации. Вы, как обычный пользователь, не захотите купить новый телефон, сделать один звонок, написать одно текстовое сообщение, а затем выбросить устройство. Но именно так общались парижские террористы, чтобы организовать и провести самые смертоносные атаки ИГИЛ в Европе на сегодняшний день.

Как видно, во многих случаях террористам даже не придётся ни на что переходить. У них есть вполне жизнеспособные альтернативы существующим зашифрованным приложениям. У вас, с другой стороны, нет.

Обычные люди не готовы столкнуться с неудобствами приложений с плохим интерфейсом, не говоря уже о том, чтобы использовать для приватности «одноразовые телефоны» или кодовые языки. Так что единственное, чего добьются бэкдоры правительств, — снова сделают возможным массовое наблюдение и сделают ваши приватные данные уязвимыми перед хакерами или коррумпированными чиновниками.[1]

Публичные сообщения

Но это не значит, что мы не можем саботировать планы террористов. Террористы пользуются сервисами для массовых коммуникаций ещё и для того, чтобы распространять свои идеи и делать так, чтобы об их действиях узнало как можно больше людей.

Именно по этой причине всевозможные террористические организации в последнее время пришли в Twitter, Facebook и другие социальные сети, чтобы публиковать свой контент и угрозы. Telegram уникален среди зашифрованных мессенджеров тем, что у него есть каналы — инструмент для отправки открытых публичных сообщений неограниченной аудитории. Естественно, террористы пытались использовать этот инструмент для посланий ИГИЛ. Но, как и другие сети, Telegram предпринял меры, чтобы выкинуть их из общественной платформы.

Террористические публичные каналы всё ещё появляются — как и в других сетях, — но о них сообщается почти сразу, и они закрываются в течение нескольких часов — задолго до того, как смогут добиться какого-либо результата (Видели незабаненный канал? Зарепортите его прямо сейчас!).

И тем не менее, как бы ни старался Telegram и другие, у террористов есть сильный союзник, который помогает распространять их ужасающее послание во все уголки мира.

Сделать черное белым

Терроризм делает возможным не оружие, которое используют террористы, и не сообщения, которыми они обмениваются, — у террористов богатая история импровизации в обеих этих областях. Но существует один поистине незаменимый элемент: медиа.[2] Неудивительно, что террористические организации направляют много средств на максимизацию своего присутствия в медиа.

Потому что, если посмотреть на цифры, любая другая причина смерти и разрушений (за исключением, может быть, раздавливания торговым автоматом и т.д.) меркнет перед терактом, какой бы жестокой и несправедливой ни была.

Поэтому главная задача террориста — убедить вас в том, что их дикие акты более важны для вас, чем примерно 150 000 смертей, происходящие каждый день по другим причинам. Им необходимо исказить восприятие, чтобы заставить нас чувствовать большую опасность от них, чем от множества других опасностей, которым мы на самом деле подвергаемся.

К сожалению, средства массовой информации охотно предоставляют свои «увеличительные стекла» террористам. В конце концов, тревожные новости дают больше просмотров и долларов от рекламы — особенно, когда показываются захватывающие изображения жертв. Таким образом, террор распространяется на крыльях голодной прессы, подпитываемый теми политиками, которые ищут больше власти и меньше ответственности.

Победить страх

Мы никогда не должны забывать о том, что террористические организации прежде всего хотят нас запугать. Они будут стараться изо всех сил, чтобы мы чувствовали себя незащищенными в своём городе и собственном доме. Но нас слишком много, а их слишком мало, так что какими бы болезненными ни были их попытки для задетых, это не более чем капля в море мирских опасностей, с которыми мы научились жить и которые мы научились преодолевать.

Не нужно паниковать и становиться жертвой различных сил, которые будут использовать наш страх перед терроризмом для достижения собственных корыстных целей. Вместо этого следует утешить и оказать любую поддержку жертвам и их семьям, особенно если у нас есть связь с ними, каким бы маловероятным подобное ни было.

Заметки

[1] Невозможно встроить бэкдор, который будет использоваться исключительно «хорошими парнями». Если в сервисе существует лазейка, это лишь вопрос времени, когда хакеры найдут неофициальный способ использовать её для доступа к вашим данным. И если вы живёте в Южной Америке, России, Китае или во многих других регионах, то можете обнаружить, что официальное использование этих же бэкдоров может кардинально отличаться от того, чего можно ожидать в обществах с более сильным верховенством закона.

[2] Верно, терроризм не существовал в своём нынешнем виде до середины 19-го века, когда газеты и телеграфные сети впервые в истории действительно объединили мировые информационные потоки.

Перевод подготовлен командой ТелеГид.

Оцените пост
Оцените статью

Отправить ответ

avatar